Леон Троцкий: Мексика, его убежище и его могила

18.07.2020

Лев Давидович Бронштейн, более известный во всем мире как Леон Троцкий, умер 21 августа 1941 года в Мехико, где он прожил в качестве беженца последние годы своей жизни, после долгой диаспоры, пока правительство Ласаро Карденаса не предложило ему политическое убежище. Его прибытие в Мексику вызвало международные разногласия среди антагонистов и поклонников. Когда эта новость вышла, первым удивился Советский Союз во главе с Иосифом Сталиным, их самым яростным врагом. Кто был Троцкий, который едва упомянул его имя, провоцировал самые восторженные комментарии или самые благородные проявления поддержки?

Персонажи мексиканской революции: Леон Троцкий: Мексика, его убежище и его могила. Wikimedia
Персонажи мексиканской революции: Леон Троцкий: Мексика, его убежище и его могила. Wikimedia

Леон Троцкий родился на Украине, в России, в 1879 году. С самого раннего возраста он был марксистским революционером, связанным с организациями, связанными с борьбой рабочих, такими как Николаевская рабочая лига, участник съездов и представитель рабочих. Между 1904 и 1905 годами он разработал теорию перманентной революции. Его идеология и политическая активность не раз приводили его к тому, что он был в плену в Сибири. Он принимал активное участие в Октябрьской революции 1917 года, так как уже вступил в партию большевиков, членом ЦК и президентом Петроградского Совета. После победы большевиков был назначен комиссаром по иностранным делам, а также военным комиссаром, в обязанности которого входила организация и командование Красной Армией.

В 1919 году было создано Политбюро ЦК РКП(б), который в 1925 году стал большевистской Коммунистической партией Союза, а в 1952 году - Коммунистической партией Советского Союза, как высший политический орган, состоящий из пяти членов: Владимира Ленина, Леона Тростского, Льва Каменева, Иосифа Сталина и Николая Крестного.

Но проблемы в этой структуре возникли в 1924 году, после смерти Ленина и его противоречивой Воли, которая в дополнительных примечаниях к Письму к 13-му съезду Коммунистической партии России, написанному 22 декабря 1922 года, отмечала

Товарищ Сталин, ставший Генеральным секретарем, сконцентрировал в своих руках неограниченную власть, и я не уверен, что он всегда знает, как использовать ее достаточно мудро. С другой стороны, товарищ Троцкий, как уже показала его борьба против ЦК в проблеме Наркомата путей сообщения, отличается не только выдающимися способностями. Лично он, пожалуй, самый способный человек в нынешнем УК, но он также слишком самонадеян и слишком увлечен чисто административными аспектами работы.

Советское руководство перешло к Иосифу Сталину, который сразу же произвел эффектную чистку, в результате которой Тростский был отстранен и изгнан из руководства Партии и Третьего Коммунистического Интернационала (Коминтерна).

Окончательный разрыв между Троцким и Сталиным произошел в 1927 году; это было не только личное дело, но и борьба за власть, и с тех пор преследование первого не прекращалось; он поднял голос, чтобы выступить против Сталина; никто другой на всей огромной советской территории не осмеливался на это, только Троцкий. Его дерзость стала причиной враждебных и непрекращающихся гонений на любой почве, на которую он наступал; повсюду, куда бы он ни пошел, были информаторы, агенты, преследователи.

Но как Мексика оказалась вовлеченной в этот международный коммунистический конфликт, когда Советский Союз и Мексика были такими далекими друг от друга странами? Как писал Маркс, "призрак коммунизма преследует мир", и, как и в бесчисленных других странах, в Мексике в 1919 году была основана Мексиканская коммунистическая партия (МКП), которая через своего генерального секретаря Хосе Аллена сразу же присоединилась к Третьему Интернационалу. Это присоединение также означало строгое следование большевистско-коммунистической политике России, которая в будущем воплотится в одержимость Сталина истреблением всех диссидентов "врагами народа".

Изгнанный из своей партии и страны, бывший русский лидер в 1929 году отправился в ссылку в Турцию, затем во Францию, а затем в Норвегию, но в Москве и в других местах мира до сих пор присутствует мысль о Троцком, великом антагонисте Сталина, и тогда это тоже стало идеологическим течением: Тросткизм.

Когда он жил в Норвегии, советское давление было оказано на правительство этой страны, которое, стремясь заключить торговые соглашения в августе 1936 года, поставило подписание соглашения в зависимость от двух конкретных действий против Троцкого и его жены: домашний арест и запрет на всякого рода общение с миром. У них не было выбора, кроме как уйти.

Троцкисты из разных стран искали убежища для своего идеологического лидера, но единственный силовой ответ, который они смогли найти - нет! Только одно правительство осмелилось открыть двери врагу номер один сталинизма, президенту Лазаро Карденасу. В ноябре 1936 года начались усилия по поиску разрешения на въезд для бывшего революционера, которому тогда было 57 лет. Главным промоутером стал художник Диего Ривера, которому была направлена телеграмма с просьбой принять Троцкого в Мексике, и тому же художнику, вместе с Октавио Фернандесом, членами Международной коммунистической лиги - мексиканской троцкистской группы, было поручено обратиться с этой просьбой к президенту Республики. К счастью для них, при посредничестве генерала Франсиско Х. Мугики, секретаря по коммуникациям и общественным работам, и человека, близкого к президенту, он имел возможность довести до его сведения дело о предоставлении политического убежища.

Генерал Карденас принял комиссаров, и ответ на их просьбу был незамедлительным: "Господин Троцкий может приехать в Мексику". Правительство, которое я представляю, предоставит ему убежище как политическому беженцу. Когда было оглашено президентское решение, реакция в самом президентском кабинете, в правых организациях, в ПКМ, в союзах, в различных слоях общества... и в мире была. В этом выпуске на первых полосах газет появилось объявление о том, что изгнанный сталинец приедет жить в Мексику. Некоторые аплодировали этому решению, а другие отвергали его. Но сколько бы ни обсуждалась эта тема в газетах, на политических собраниях или в общественных местах, приказ был отдан: генерал Карденас дал указание неохотному секретарю иностранных дел Эдуардо Хею рассмотреть официальное прошение о предоставлении убежища.

Когда Карденас дал свое согласие, он ясно дал понять, что это всего лишь акт гуманизма перед лицом отказа европейских стран, которые, несмотря на опасность для жизни Троцкого, помешали ему жить на их территории. А в ответ на тревожные национальные и международные реакции, предупреждавшие об опасности, беспорядках и изменениях, которые могут возникнуть, правитель ответил, что не нашел повода для страха, так как если бы асилея посвятила себя исключительно "своей интеллектуальной работе", то беспокоиться было бы не о чем. Единственное, что требовалось, это чтобы мексиканские троцкисты воздержались от "организации демонстраций, которые могли бы спровоцировать столкновения с элементами, враждебно настроенными по отношению к г-ну Троцкому". Новости распространялись как лесной пожар. Имя мексиканского президента прозвучало по всему миру.

И Троцкий получил предупреждение, что ему рады в Мексике, стране, о которой он мало что знал, если вообще знал. Он воспользовался долгой поездкой на борту норвежского корабля, чтобы прочитать как можно больше о далекой стране, которой он обязан своей жизнью. Революционер и его жена, Наталья, прибыли в Тампико 9 января 1937 года; оттуда они переехали в Мехико, чтобы разместиться в доме Диего Ривера и Фриды Кало, расположенном в Койоакане.

"Голубой дом", дом двух известных мексиканских художников, был местом, где Троцкий начал знакомиться с Мексикой, ее едой, историей, обычаями; там он научился понимать политику страны, принимающей его, и оттуда он наблюдал и размышлял о том, что происходит в его новом месте жительства; он также посвятил свои дни изгнания написанию статей о своей стране, ее революции и других темах глобального характера, таких как нацизм и фашизм, которые сдерживали Европу.

Он жил в доме Фриды и Диего в течение двух лет, пока не произошел разрыв между революционером и художником. Троцкий с женой переехали всего в нескольких кварталах отсюда, на Венскую улицу, в том же районе Койоакана. Но ничто не спасет коммунистического идеолога от планов врагов, которые были у него, так как, хотя и далеко от СССР, идея его ликвидации все еще оставалась в силе, то есть был приказ самого Иосифа Сталина убить человека, которого он назвал предателем. Для осуществления этих планов у лидера советской власти было много желающих сотрудничать, и ничто не могло спасти жизнь Льва Давидовича, даже постоянное наблюдение, которое существовало в том доме.

Эльза Агилар Касас, Источник: ИНЭРМ